2019.10.15 Стенограмма встречи Главы Чувашии Михаила Игнатьева с журналистами ведущих изданий республики

Михаил Игнатьев:

– У нас с вами должен быть полезный, открытый, интересный разговор. У кого какие вопросы накопились, через сарафанное радио передаются, читатели задают, телезрители задают, вы должны озвучить их, даже если они будут неприятными для меня. Не надо бояться.

Мы всегда даем официальную информацию, которую кто-то воспринимает, кто-то нет. Но это по крайней мере честный и справедливый подход. Позицию я обозначил.

Олег Сидоров, врио пресс-секретаря Главы Чувашской Республики:

– Многих журналистов волнуют итоги поездки в Москву, встреча с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, участие в совещании. Многие хотят подробностей.

Михаил Игнатьев:

– С Дмитрием Анатольевичем Медведевым мы постоянно на связи, каждую неделю. Общаемся и в режиме видеоконференции. Вот вчера, например, была такая конференция, обсуждались две темы – федеральные проекты «Демографии», «Здравоохранения». По отдельным моментам премьер-министр жестко высказался.

Евгений Петров,  «Российская газета»:

– Можно тогда «Российская газета» возьмет слово? По поводу программы ускоренного социально-экономического развития Чувашии. На портале cap.ru публикуется информация, что она принята. А она станет для широкой публики доступной, чтоб можно было посмотреть, оценить, чтоб экспертное сообщество могло оценить? Насколько это реализуемо и насколько это приведет к тому, что инвестиции должны на 10% каждый год расти?

Михаил Игнатьев:

– Спасибо. Отвечаю. Пока это все в проекте, шлифуется, вычищается, проходит согласительные процедуры в федеральных министерствах. Я выступал на совещании у Дмитрия Анатольевича Медведева, внес предложения, которые, надеюсь, будут востребованы. Конечно, программа будет публичным документом, тут никаких сомнений не должно быть. Как все остальные документы, которые у нас утверждены.

Для того, чтобы у вас было понимание, у нас есть стратегия социально-экономического развития Чувашской Республики до 2035 года, это публичный документ, он практически в доступной форме. На основании этого документа у нас утверждены 22 государственные республиканские программы по отраслевому принципу, они тоже все в доступной в форме. Это основные стратегические документы, которые позволяют нам распределять финансовые бюджетные средства по мероприятиям данных государственных программ. У нас бюджетирование по результатам. Принципиально мы занимаем эту позицию уже не первый год, и 100% бюджетных средств распределяется по мероприятиям данных государственных программ. Это наша государственная позиция, она была, есть и будет.

Потому что никто сейчас ни к кому не ходит с разными письмами, к министрам или ко мне: дайте финансовые средства на какие-то объекты. Мы выезжаем в муниципальные образования, подводим итоги, вы тоже участвуете. И у муниципальных образований есть свои муниципальные программы для того, чтобы по доходной части, по расходной части, рассчитать все эти бюджетные параметры.

Вот это значимо для нас. Если этих программ, этих документов нет, то начинается суета, тогда бюджетные деньги будем распределять не по тем приоритетам, которые определили жители Чувашской Республики. В 2015 году в предвыборный период мы как раз обсуждали программу «Вместе жить, вместе строить», на основании которой программные параметры были утверждены. Это основной, так скажем, справочник для всех, кто является распределителем средств.

А касаясь программы ускоренного развития, это дополнительный документ, который позволяет дополнительно привлечь и финансовые средства и создать новые производства, высокотехнологичные производства, чтобы с учетом производительности труда уровень заработной платы здесь был выше, чем в среднем по республике.

Я ставлю задачу перед бизнесменами и предпринимателями, перед работодателями, которые будут открывать новое производство: когда эти проекты будут развиваться, реализовываться за счет поддержки бюджета (я не беру там федеральный бюджет, региональный или муниципальный бюджет), ставим задачу на второй или на третий год реализации любого проекта, чтобы уровень зарплаты рабочих был выше в полтора раза, чем в среднем по республике. Возьмём, допустим, грубо –  30 000 рублей. Ставим задачу, чтобы на второй, третий год реализации проекта, средний уровень зарплаты рабочих был не менее 45 000 рублей.

Это принципиальная наша позиция. Подчеркиваю ещё раз – когда реализуются проекты за счёт государственной поддержки. Это могут быть субсидирование процентной ставки, льготы, использование фонда развития промышленности, использование средств субсидирования процентной ставки или безвозмездные субсидии на развитие малого бизнеса и среднего бизнеса по всем направлениям государственной поддержки. Вот это я отметил просто для того, чтобы вы знали, владели. Это дополнительно.

Но от того, что программу приняли, чуда не бывает. Легли спать, проснулись и раз, как в сказке «По щучьему веленью», такого, конечно, не будет. Надо напряженно трудиться, работать для того, чтобы добиться этих результатов.

Касаясь отдельных сюжетов, когда пишут, что Чувашия – слабый регион, мы – не слабый регион. Просто у нас свои особенности. Это я тоже хочу отметить. По плотности населения Чувашская Республика находится среди 85 субъектов Российской Федерации на 11-м месте.

Для чего я это говорю? Потому что валовый региональный продукт делится на количество людей и вычисляется размер или средний размер доходов на душу населения. Если плотность населения низкая (есть регионы, где на одном квадратном километре проживает не более 10 человек), то и среднедушевые доходы выше. Но об этом журналисты не пишут и люди вводятся в заблуждение. Ключевые демографические показатели улучшались, улучшаются, и с учетом этого мы должны увеличивать валовый региональный продукт для того, чтобы средние душевые доходы на одного жителя были выше, чем по сравнению с другими регионами. Поэтому мы с одной стороны трудоизбыточной регион по компетенции специалистов и эта особенность, этот показатель влияет на размер среднедушевого дохода. Если бы было по-другому, то, конечно, намного было бы проще.

Евгений Петров, «Российская газета»:

– Можно я дальше продолжу? Вы сказали, что Чувашию условно назвали слабым регионом, но тем не менее там оценивалось по четырем параметрам, один вы объяснили, другой параметр – это инвестиции. У нас инвестиции с двенадцатого года по восемнадцатый год падают. В 12-м было 65 млрд, в 18-м – 51 млрд. Как программа сможет повлиять на рост инвестиций?

Михаил Игнатьев:

– Для того, чтобы было понятно, я поясню. Касаясь четырех показателей, среднедушевые доходы и количество людей,  проживающих ниже, чем прожиточный минимум, у нас 18% за последние три года. Это увязанные цифры.

Инвестиции в основной капитал зависят от бизнеса. Мы на системной основе работали вместе с вами и работаем с предпринимательским сообществом по созданию делового инвестиционного климата. 5 лет подряд. Мы входим в число лучших регионов Российской Федерации, это озвучивается ежегодно на международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. В 2015 году мы были на девятом месте, зафиксируйте, это важный показатель. В 2016 году мы были на шестом месте, в 2017 году – на втором месте, в 2018 году – на 8-м месте, по итогам 2019 года, потому что оценка идёт в первом полугодии, мы на одиннадцатом месте, хотя у нас общий суммарный коэффициент не изменился.  

Это говорит о чём? Это говорит о том, что органы власти, во-первых, создают условия для комфортного ведения бизнеса. Во-вторых, создаётся соответствующая инфраструктура как в городе, так и в сельской местности. Это принцип одного окна, «Мои документы», включая государственную поддержку. В-третьих, обеспечивается охрана общественного порядка, деньги не разворовываются.

Национальный инвестиционный рейтинг оценивается не чиновниками в органах власти, не нами. Он оценивается общественными организациями «Деловая Россия», «Опора России», ТПП. Агентство стратегических инициатив проводит координацию этой работы, там участия чиновников нет.

Созданная благоприятная среда позволяет привлечь инвестиции. Но у нас проблема в том, что не хватает состоятельных или, как в народе говорят, богатых предпринимателей, которые сегодня входят в 50 или топ-100 лучших богатых предпринимателей. Как Виктор Феликсович Вексельберг, допустим. «Химпром» в его собственности. Проект «Хевел», который тоже реализован. Вот таких предпринимателей не хватает. Это вопрос уже к нам, как мы воспитываем своих сыновей и дочерей. Кто хочет стать предпринимателем, кто не хочет.

Это разные вопросы. Наша задача – формировать предпринимательский, хороший, эффективный пул, который мог бы создавать рабочие места.  Предприниматель должен брать риски на себя, ответственность и привлечь внебюджетные источники. А касаясь процентов, о чём вы говорите, у нас реализован крупный, дорогостоящий проект Группой компаний «Ренова» совместно с РОСНАНО с участием бюджета. 30 млрд рублей инвестиций было вложено в производство солнечных модулей. Это в динамике дало очень хороший эффект. Этот проект был реализован и мы упали по инвестициям. Плюс вторая составляющая, это когда встал Тракторный завод. Вот это на проценты повлияло. В основном здесь, потому что бюджетные деньги сейчас не считаются.

В перспективе, привлекая инвестиции, мы инвестиции в основной капитал доведем до не менее чем 60 млрд руб., которые будут позволять создавать высокотехнологичное производство. Но я говорю ещё раз, это расчётные цифры, потому что это бизнес должен платить зарплату. Мы же, органы власти, не имеем права вмешиваться в финансово-хозяйственную деятельность коммерческих организаций. Мы сегодня выполняем национальный план противодействия коррупции, чтобы не было конфликта интересов и ряда других последствий, зависящих от чиновников. Если 10 лет назад вмешивались и так далее, то сейчас нельзя вмешиваться. Это однозначно.

Поэтому каждый должен выполнять свою работу, а кому-то кажется, я вам скажу, что Глава республики платит зарплату и тем, кто работает в коммерческой деятельности, и тем, кто в бюджетной сфере. Глава республики захочет – кого-то посадит, кого-то выпустит из тюрьмы, это кулуарно так люди обсуждают. Поэтому здесь тоже просьба пояснить простому народу кто что делает, у кого какая компетенция. У Главы республики есть ограничения соответственные: куда имею право, а куда не имею права влезать.

Евгений Петров, «Российская газета»:

– Михаил Васильевич, позволите еще один вопрос? Одно дело принять программу, другое дело её выполнить. Будут ли какие-то кадровые изменения в связи с принятием программы, например, усиления какого-нибудь там экономического блока? 

Михаил Игнатьев:

– Мы кадровые решения всегда принимали и будем принимать. Сейчас министр экономического развития новый, Павел Валерьевич Иванов, который имеет соответствующую практику, соответствующий штат. Это постоянно такая работа, кадровое изменение или рокировки. Министры меняются, те или иные должности невечные и главы администраций меняются. Самое главное, когда есть новые кандидатуры на те или иные должности, намного лучше могут работать и давать соответствующий результат, просьба их назвать – одного, второго, третьего, пятого. Будем рассматривать их назначение.

В отдельных случаях, когда мы конкурс объявляем, то не из кого выбирать, люди не хотят идти работать в органы власти. Декларации, ограничения и всё остальное. Это не как раньше, когда очередь выстраивалась. Сейчас такого нет, тяжело отбираем кадры, хотя и кадровый резерв есть. Я просто к сведению это сказал. А когда люди не справляются, мы таких всегда освобождали и будем освобождать. И будем подбирать людей, которые по компетенции будут соответствовать и уважительно будут относиться к жителям своей отрасли, к работникам своей отрасли.

Юрий Гурьянов, телеканал ЮТВ:

– Михаил Васильевич, Вы упомянули о том, что внесли свои предложения конкретные в программу ускоренного развития. Можете сказать, какие конкретно предложения внесли?

Михаил Игнатьев:

– Я внес предложения по методике счета. С учетом особенностей, плотности населения, с учетом потребительского рынка, расходы-доходы – интересно считается, это методика счета по линии Росстата, чтобы было справедливое отношение. Допустим, касаясь цифр, мы посчитали по республике: у нас до 35 тысяч жителей работают вахтовым методом, это на скважинах, на Ямале, в ХМАО, Москве, Московской области, в других мегаполисах. Они получают зарплату от работодателя по ведомости, официально и налоги отчисляют 13%. Есть в то же время люди, которые в конвертах получают.

Если их доходы посчитать, учитывая проживание, то эти люди у нас прописаны, благами образования, здравоохранения у нас пользуются. Но методика счета такая, что все эти доходы учитываются по месту их работы, в итоге мы проигрываем. Это во-первых. Во-вторых, по методике счета у нас по «серым» схемам в республике работают где-то 160 000 человек, которые 13% тоже не отчисляют. На отделке квартир, в разных мастерских работают, парикмахерских, в общепите.

Мы проверяем – по штатной численности один человек числится, а по факту работают 5–7 человек. Это уже предприятия малого и среднего бизнеса. Поэтому здесь нужно наводить порядок. Раз мы благами пользуемся, имеется в виду социально-культурная сфера, то мы должны платить НДФЛ. Вот это было воспринято. Поручение премьер-министром дано для того чтобы внесли изменения, для того чтобы справедливость восторжествовала соответственно. Потому что Москва у нас и так богата. Не одной Москвой Россия оценивается. Есть регионы, по бюджетной обеспеченности в 10 раз разница, где нефтескважины, газ, природные драгоценности, золото, алмазы. У нас этого нет. Наши ценности – это люди, жители Чувашии. Мы обязаны их защищать и создавать благоприятную среду.

Дмитрий Ковалев, НТРК Чувашии:

– Михаил Васильевич, инвестиции – наша любимая тема. Понятно, что столица региона, крупные города средствами не обделены, но каждому муниципалитету нужно ставить задачу привлекать инвесторов. Что все-таки делать другим районам, которые не могут отличиться от других муниципалитетов?

Михаил Игнатьев:

– Спасибо за вопрос. Где у нас инфраструктуры не хватает? Давайте подискутируем.

Дмитрий Ковалев, НТРК Чувашии:

– В Янтиковском районе. Зажаты.

Михаил Игнатьев:

– Почему зажаты? Чем? Почему вы считаете, что Янтиковский район зажат?

Дмитрий Ковалев, НТРК Чувашии:

– В последние годы там не было реализовано крупных проектов. Не хотят идти туда, наверное.

Михаил Игнатьев:

– А почему они не хотят? Вопрос к нам по сути дела. Во-первых, касаясь вообще инфраструктуры, все познается в сравнении. Если мы вместе с вами сейчас сядем в автобус, поедем в регионы центрального федерального округа, другого федерального округа и посмотрим, какая инфраструктура, как люди живут, то у нас практически и в городской, и в сельской местности инфраструктура создана более благоприятная по сравнению с другими регионами.

Я говорю, когда гости приезжают, вот карта Чувашии. Покажите, куда хотите поехать. Во время дождя, во время снегопада на любой машине в любой населенный пункт сможете въехать и выехать. И они удивленно на меня смотрят.

У нас инфраструктура: принцип одного окна, «Мои документы», в каждом районном центре, через модельные библиотеки, на уровне сельского поселения есть соответствующие коммуникации, которые позволяют получать любую информацию, общаться со всеми странами мира, нет никаких проблем. Просто дефицит предпринимателей у нас. И это правда.

Вот «АККОНД», Валерий Николаевич Иванов реализовал крупное производство в своем районе. Сегодня земли оформляет, сельскохозяйственную экологически чистую качественную продукцию поставляет на потребительский рынок. Вот он реализовал.

Там КФХ сейчас начинают реализовывать свои проекты. В каждом районе есть. Сыры начали производить, вот «АККОНД» ведь тоже никогда сыры не производил, из своего молока, сыры качественные, вкусные. Просто объемы не такие большие. И дальше кто-то будет разоряться, кто-то будет создавать новые предприятия. Поэтому для того чтобы предпринимательский пул создать, мы должны о предпринимателе говорить, о человеке.

Я об этом говорил и государственную награду мы соответствующую номинацию сделали, касаясь предпринимателей. Предприниматели ведь не спекулянты, берут ответственность на себя, огромную ответственность и создают рабочие места. Просто такой пул должен быть. Если возьмем Татарстан, то там предприимчивых людей намного больше, чем в Чувашии – это правда. Поэтому они создают. Понятно, там нефтегазовые доллары есть, углеводороды есть. На самом деле инвесторы идут на эти отрасли. У нас этого нет. У нас мозги, умы. И это должно дать синергетический эффект.

Евгения Ярукова, ГТРК «Чувашия»

– Вчера на совещании вы сказали, что республике выделяется 10 млрд рублей. На сайте cap.ru прошла информация, что идет решение проблемных вопросов.

Михаил Игнатьев:

Вообще, если в целом взять, 10 млрд, 20 млрд. Это проблему не решит. У нас показатели традиционно сложились. Если задать вопрос, как было у нас по сравнению с другими регионами с уровнем доходов и количеством бедных людей, то хоть 30 лет назад, хоть 20 лет назад, хоть 10 лет назад, показатели примерно одинаковы. Я, когда в 2010 году приступал к работе, было около 20% людей (каждая пятая семья). Но в то же время я говорю, покажите мне этих бедных людей в сельской местности, в городе – как они живут. Просто методика счета.

Пока окончательного решения не приняли. 10 млрд, 20 млрд или 5 млрд – все будет просчитываться. Ежегодно на те или иные объекты мы должны проходить защиту. В целом бюджетные средства по проекту индивидуального социально-экономического развития Чувашской Республики предусмотрены в размере 61 млрд рублей, в том числе 58 млрд – это деньги федерального бюджета. Пока это по расчетам.

Мы должны будем создать 17 тыс. высокотехнологичных рабочих мест. Вот ключевые показатели. Всего в этой программе 194 мероприятия. Цена вопроса общая – 742 млрд рублей. Это тоже расчетные цифры, плавающие, потому что мы все просчитываем, предприниматели нам отвечают. Это дополнительные средства по всем направлениям. Здесь я прошу не путать. Я назвал свои государственные программы. Проект программы индивидуального развития не дублирует мероприятия национальных проектов, и мероприятия, которые предусмотрены в наших 22 региональных программах. Это идет дополнительно.

Евгения Ярукова, ГТРК «Чувашия»:

– В 2015 году принималась программа «Вместе жить – вместе строить». Что выполнено в рамках этой программы?

Михаил Игнатьев:

От журналистов никаких секретов нет. Эта программа – одна из лучших, которая выполнена сполна. Почему я так говорю? Вы слышали все какую оценку Президент России дал развитию первичной медицины в Российской Федерации. Мы, несмотря на федеральный центр, пошли по своему пути с учетом мнения селян. Ветераны просили, чтобы были соответствующие учреждения здравоохранения для получения качественных медицинских услуг. Тяжело было, денег не было. Мы открыли на 1  этапе 25 фельдшерско-акушерских пунктов. За эти годы мы по факту ввели 196. До конца года еще несколько введем, они все работают. 205 ФАПов будет введено в эксплуатацию из 525 ФАПов. Практически каждый второй ФАП снесли и ввели в эксплуатацию новый. Если фельдшера не хватает, это уже чисто рабочие вопросы, которые решаются на сегодняшний день по программе «Земский фельдшер». Мы должны максимально решить эти вопросы.

Касаясь учреждений культуры в сельской местности. Селяне, молодежь, которая проживает и работает в селе, просили, чтобы учреждения культуры были оборудованы современной аппаратурой и появились новые культурные учреждения. По факту мы ввели 12 учреждений. В этом году еще 6 будет введено. Итого 18. В следующем, в 2020 году, средства уже заложены, будет еще 8. Итого на 1 этапе, я говорил, обещал людям, селянам, 25 учреждений культуры по факту к 2020 году они получат.

Касаясь дорожного хозяйства, подъездных путей как в сельской местности, так и городской местности. На это выделяются ежегодно огромные деньги. По этому году 263 общественных пространств, дворовых территорий и подъездных путей будет обустроено. В этом году очень мощно проводится эта работа. И на это выделяются средства. В 2011 году в столице нашей республики – Чебоксарах – мы начали работу по благоустройству дворовых территорий, которые 40–50 лет никто не благоустраивал. Сейчас с учетом того, что сделали, в городе Чебоксары за 3 года завершим эту работу. В городе Новочебоксарске мы завершим за 5 лет все эти дворовые территории. В Канаше реально можем завершить за 6 лет. Шумерлю и Алатырь, если возьмем, реально за 7 лет мы это завершим – поэтапно, пошагово, по тем приоритетам, которые мы ставим.

Если другие направления взять: образование, здравоохранение, спорт. Все объекты мы построили. Но главная наша позиция была вкладывать инвестиции в молодежь, вкладывать инвестиции в человеческий капитал. Все это мы сделали сполна. Создали межрегиональный центр по компетенции (автоматика, электроника, радиотехника), куда вложены огромные средства. 

Кроме этого, если взять реальный сектор экономики, кирпичный завод открыли в Красноармейском районе. Селяне работают. Кирпичный завод выпускает 70 млн штук облицовочного кирпича. Раньше таких заводов вообще не было. Предприятие «Сеспель» – сегодня предприятие мирового уровня.

Не буду перечислять все, что сделано. Все это на виду. Мы должны вместе радоваться этим показателям. Конечно, есть отдельные упущения на уровне муниципальных образований. На самом деле свои мероприятия, которые были заложены в программу, не до конца ими выполнены. Были сбои, сдвигались сроки. На сегодняшний день ответственность прежде всего лежит на мне и на главах администраций органов местного самоуправления. Мы – люди ответственные, мы привыкли отвечать за те недоработки, которые есть в нашей работе. Но в основном я скажу: программа выполнена сполна. Все обещания, которые мы давали – они все в работе.

Юрий Гурьянов, телеканал ЮТВ:

– Михаил Васильевич, вы сейчас упомянули о строительстве учреждений культуры. Что касается ремонта филармонии, Вас не беспокоит эта ситуация, мы успеем вообще?

Михаил Игнатьев:

На сегодняшний день средства выделены. Пришел непорядочный, недобросовестный подрядчик, который все сроки срывает. Согласно заключенным правоустанавливающим документам мы практически в ручном режиме управляем. Далее идет сбой. Это недоработки, это упущение со стороны Минкультуры. Заложенные деньги на сегодняшний день не можем освоить. По срокам объект должен быть введен к 100-летию образования Чувашской автономии.

Конечно, меры надо принять, подключить как обычно субподрядчиков, максимально отработать. Не было бы выделенных средств, это одна проблема. Здесь все это есть, а подрядчик влезает, чтобы получить государственный заказ, но свои силы и возможности не рассчитывает, а потом ищет субподрядчиков, партнеров. Партнеры, товарищи тоже не идут, потому что, когда человек обманывает один раз, то во второй раз доверие полностью теряется. Вот это случай такой, как собака на сене.

Я прошу вас тоже контролировать и совместными усилиями довести это до конца.

Николай Коновалов, газета «Хыпар»: 

Михаил Васильевич, можно к индивидуальному плану вернуться? На сколько лет он рассчитан и что мы будем иметь в конце? По той же заработной плате, на среднероссийский уровень реально выйти?

Михаил Игнатьев:  

План рассчитан на 5 лет. На средний российский уровень мы никогда не выйдем, потому что Россия движется вперед, а регионы в этой конкурентной среде тоже двигаются вперед. По удельному весу семей, которые проживают ниже, чем прожиточный минимум, Президент поставил задачу, с 18% снизить до 9%. Это главный показатель. Средний уровень заработной платы будет расти. Средний размер на душу населения, доходы если у нас 35 тыс., то к 2024 году он должен быть на уровне 70 тыс. рублей. То есть почти 2 раза. Я уже сказал, что будут созданы 17 тыс. рабочих мест. Должны создать высокотехнологичные рабочие места, где производительность труда будет позволять получать хорошую заработную плату. Это примерно как предприятие «Хевел», где работают 550 человек. Это новое производство, средний уровень зарплаты не менее 70 тыс. рублей. Вот такие производства нам нужны, чтобы работали молодые люди. Но для этого нужны предприниматели, которые будут их создавать.

Николай Коновалов, газета «Хыпар»: 

– Можно еще один вопрос? Вы говорите, что 35 тысяч человек работают в Москве, Ямале, 160 тысяч – сидят на серых схемах, 700 тысяч у нас трудоспособного населения, 300 тысяч человек работают в организациях. 700 минус 300 равно 400, минус 200, а где еще 200?

Михаил Игнатьев:  

Журналисты, проведите расследование. И нам поможете. Я привожу грубые расчеты. У нас есть баланс трудовых ресурсов с учетом нового законодательства пенсионной реформы, сейчас СНИЛС новый будут выдавать, налоговые инспекции – ИНН. Есть же еще миграция: к нам приезжают, от нас уезжают. Есть там погрешности. Поэтому нам надо здесь навести порядок.

Я не утверждаю, это – расчётные цифры, за ними тяжело следить, границ нет, кто когда уезжает, кто когда приезжает. В реальной жизни происходит постоянная миграция. Конституционное право человека нарушать здесь мы не можем. Но над этими цифрами нужно работать, чтобы понять, каждого человека нужно взять на учет.

Надежда Яковлева, Национальное телевидение Чувашской Республики:

– Вы отметили, что госорганы не могут вмешиваться в деятельность бизнеса. Но в то же время в программе ускоренного развития основной показатель, которого должны добиться, – это повышение всех благ. Но при этом, когда бизнес создает новое производство, всегда учитывает среднюю зарплату по региону и получается какой-то замкнутый круг. Как можно повлиять на эту ситуацию?

Михаил Игнатьев:  

Я в начале сказал, где есть государственная поддержка на пути производства, мы реально можем влиять. Потому что при выделении бюджетных денег подписываются соответствующие соглашения, в соглашения мы имеем право закладывать свои требования. Мы закладываем не менее коэффициента 2 от прожиточного минимума. Практически предприниматели выполняют, но отдельные срывают обязательства. Если срывают, то господдержка должна возвращаться. Поэтому влиять там можно.

В конкурентной среде, когда уровень зарплат поднимается, работодатели не могут платить ниже. В итоге к ним работники не пойдут. Нужно эту конкурентную среду лучше создать. По этому году у нас динамика неплохая, по итогам январь–июль 2019 года – 28 580 руб. В динамике к аналогичному периоду 2018 года – это практически 108,3. Если высчитываем уровень инфляции, то реальная заработная плата у нас с ростом 102,8%. Это очень хороший показатель в динамике. А по году мы ожидаем около 29 тысяч рублей. Если взять к уровню 2016 года, то в среднем заработная плата в республике увеличивается на 2 тысячи рублей. Я округляю, в среднем. Это неплохой показатель, но мы в динамике еще лучше должны двигаться, потому что по доходам среди регионов ПФО после нас стоят Мордовия и Саратовская область. Остальные все выше, я думаю, мы здесь от Марий Эл чуть отстаем по каким-то кварталам, месяцам. Но с точки зрения подхода, у нас есть свои сильные стороны.

Предприятия все частные, они скажут – мы налоги отчисляем, какие к нам вопросы?

Ксения Кошкина, «ПроГород»:

– Хотелось бы немножко уйти из русла вопроса, потому что такие вопросы, конечно, интересные, но непосредственно то, что интересует самих жителей. Начну с Новочебоксарска. Вопрос связан с тем, что жители всегда хорошо отзываются после того как Вы приезжаете в этот город, а Вы частый гость там. И вот многие вещи, которые годами не решались, они решаются буквально в ближайшие недели. И жители Новочебоксарска с завистью смотрят на Чебоксары в плане того, какая там работа ведется во дворах. И непосредственно, допустим, со средствами блокираторов. Вот. Вопрос, конечно, он, наверное, к местным властям. Но так как у Вас есть волшебная какая-то палочка, после уже взмаха которой…

Михаил Игнатьев:  

– Покажите, где эта палочка?

Ксения Кошкина, «ПроГород»:

– Наверное, это указательный палец. Да. Вот вопрос связан с тем, что в Чебоксарах этим занимаются, а в Новочебоксарске просто захвачены сплошные территории дворов. Проблема парковки во дворах.

Михаил Игнатьев:  

– Что будем делать?

Ксения Кошкина, «ПроГород»:

Наверное, приехать надо. Мы с удовольствием составим Вам компанию.

Михаил Игнатьев:  

– В Новочебоксарске, если взять последние 5 лет, мы очень много сделали. Я помню, была ситуация в Новочебоксарске такая: жители города продавали квартиры, говорили, что Химпром взорвется, мы не будем здесь жить, страшно нам здесь жить и переезжали в Чебоксары или в другую местность. Сегодня практически вся эта проблема снята, которая была. Открыли несколько производств: и заводы, и фабрики, малый и средний бизнес. По межкомнатным дверям Новочебоксарск хорошо продвинулся. И в итоге сегодня проблема безработицы упала и общественное мнение сформировалось. Поэтому спасибо за то, что и вы, и «Грани» там формируете мнение, и ряд других источников.

Касаясь самого порядка, конечно, о том, что вы сказали, это касается парковок, нарушений общественных пространств и скорости движения во дворах. Когда мы дворовые территории закончим капитально ремонтировать, соответственно, скоро уже, органы местного самоуправления, в данном случае Ольга Викторовна вместе с собранием депутатов должны принять соответствующее решение, которое будет регламентировать порядок и правила парковки автомашин (где разрешено, где запрещено) и администрировать. Тут одних разговоров не хватит, потому что кто-то культурный, кто-то не совсем культурный. Поэтому надо штрафовать, надо на манипуляторах вывозить на штрафные площадки эти машины, кто нарушает. Тогда поэтапно, пошагово, без большого социального напряжения горожане сами будут привыкать к этим правилам игры.

Я вопрос возьму на заметку и для работы соответственно. Попытаемся повлиять на городские власти. Практика г. Чебоксары есть. Это надо перенять. И внедрять в реальную жизнь практически. В ином случае порядка никогда не будет. Чем больше мы будем ремонтировать, благоустраивать – цветники будут топтать, растаптывать.

Сегодня мои помощники здесь. Наведем, давайте, порядок!

Олег Сидоров, врио пресс-секретаря Главы Чувашской Республики:

– Здесь из Шумерли тоже говорят, что это проблема не только Новочебоксарска, но и других малых городов.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Да, к нам тоже нужно приехать.

Михаил Игнатьев:  

– Мы приезжаем. Вот у меня просьба к вам: отдельные вопросы, соответственно, в г. Шумерле надо освещать, надо показывать.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Мы показываем, да.

Михаил Игнатьев:  

– И ваши сюжеты они тоже даже лучше и быстрее повлияют на наведение порядка вместе с нами.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Не всегда, к сожалению.

Михаил Игнатьев:  

– Почему? Вы же влиятельные журналисты.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Ну, хотелось бы. Здесь палка о двух концах. Потому что чем больше мы освещаем такие проблемные вопросы, тем меньше администрация приглашает нас на такие мероприятия. Приезжает министр там, не знаю, строительства или какой-то другой проблемной сферы, у нас в городе обычно это ЖКХ. Нас обычно не зовут. То есть мы сами как-то узнаем, а потом сами как-то на них выходим.

Михаил Игнатьев:  

– Когда вы в последний раз были в администрации?

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Ну вот буквально на прошлой неделе, да, на собрании депутатов были. Там обычно у нас выстроенные взаимоотношения. То есть, да, когда в городе нет горячей воды, отопления, если они сорвали отопительный сезон, что вот необходимо было поактивнее, что сейчас лучше бы. Хотя, думаю, что это не так. Естественно вопрос от жителей города: почему даже если в городе делают очень много котельных, сейчас они достаточно интенсивно строятся, почему всё равно в Шумерле по полгода нет горячей воды? То есть заканчивается отопительный сезон – у нас весь город с апреля по октябрь без горячей воды. Всё-таки это не совсем нормально. Хотя власти объясняют, что это как бы в целях экономии, но мы готовы платить за это время. Почему вот отключают? Вопрос такой хотели дополнительно задать.

Михаил Игнатьев:  

– То, что 6 котельных сейчас заработали, там горячая вода в летний период времени уже будет. Но, это всё сделано за счет расходной части республиканского бюджета.

Касаясь остальных микрорайонов, мы предлагали, чтобы жители многоквартирных жилых домов сами участвовали в газификации своих квартир. Но увы, к сожалению, воз и ныне там. В отдельных городах, в отдельных микрорайонах, даже в районных центрах жители сами взяли эту миссию на себя и быстрее всё это сделали. Потому что в течение года можно всё это сделать. Индивидуальное отопление, квартиры, сейчас коммуникации это позволяют. Инженерные технические решения принимаются и никаких вопросов. Это второй вариант.

Те микрорайоны, которые на сегодняшний день не имеют котельных, конечно, в перспективе мы это будем делать, но по периоду времени не сразу. Может быть года три, может пять лет, о таком периоде мы говорим.

И следующее направление здесь – принцип государственно-частного партнерства.

Всё остальное – это разговоры, сплетни, слухи.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Ну, должна же быть горячая вода.

Михаил Игнатьев:  

– Если котельной нет, весь в долгах, как он горячую воду будет обеспечивать?

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Но люди ведь платят.

Михаил Игнатьев:  

– Долги какие у Шумерли накапливаются?

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Долги большие.

Михаил Игнатьев:  

– Назовите, пожалуйста.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Говорят, что 900 тысяч рублей должны Межрегионгазу.

Михаил Игнатьев:  

– Не только жители. Жители многоквартирных жилых домов за услуги сколько должны?

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Многие говорят, что выше 75% регулярно платят. То есть они готовы платить, лишь бы вода была.

Михаил Игнатьев:  

– Я с вами согласен. Просто отдельные жители не платят, в итоге проблемы возникают у всех, газовики газа не дают соответственно. Когда лето, без отопления люди могут жить, ну, и без горячей воды. Там были же очень большие потери МУП «Теплосеть». Я в теме. И сейчас не хочу на этом останавливаться, просто остальным будет неинтересно. В Новочебоксарске есть горячая вода, в Чебоксарах есть горячая вода, в районных центрах практически везде горячая вода. Поэтому увы, к сожалению, так, у меня тоже слезы текут что нет горячей воды.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Спасибо! Это был первый вопрос. Тогда второй вопрос. Мы негосударственный телеканал «Новая реальность». И говоря о привлекательности муниципалитета, недавно вот говорили о предпринимателях, в городе у нас есть вроде такой – это наш руководитель Чуенков Андрей Михайлович, который в свое время подумал, что вот город небольшой, и чтобы людям было позитивно жить, захотел, чтобы было свое телевидение, чем мы хуже других городов.

Вот мы стараемся в принципе освещать. И наши новости регулярно забирает Национальное телевидение Чувашии. Есть такая рубрика «Республика в деталях», где Шумерля, Канаш и Алатырь представлены. Нас смотрят благодаря этой программе не только в городе, и за пределами республики смотрят нас. Многие о нас отзываются хорошо. Ну вот вопрос, конечно же, финансирования таких вот маленьких каналов.

Михаил Игнатьев:  

– А вы в конкурсах участвуете?

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Мы редко участвуем.

Михаил Игнатьев:  

– Я предлагаю вам участвовать. Мы же ежегодно увеличиваем суммы: если в 2018 году где-то 9 млн было, то к 2019 году мы эту сумму в два раза увеличили. Даже более, чем в 2 раза. Около 20 млн рублей. И надо в конкурсах участвовать, надо грант выиграть и вы получите соответствующую финансовую поддержку. А просто так деньги вам никто не даст.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Но мы же освещаем.

Михаил Игнатьев:  

– Когда вы в конкурсах поучаствуете, которые Мининформполитики Чувашии проводит, тогда вы получите энную сумму. А муниципалитет имеет свое право дополнительные средства выделять.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Мы просили много раз. Но, как говорят, нет денег.

Михаил Игнатьев:

– Аудитория какая у вас, если взять телезрителей?

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Нас смотрит весь город.

Михаил Игнатьев:

– Все 100% не могут смотреть.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Ну у нас, допустим, все практически подключены к кабельному телевидению, они все смотрят. То есть все садятся в 9 часов и смотрят новости. Потому что, понятно, что есть где почитать, посмотреть свои местные новости. Такие же вопросы есть и у других жителей малых городов. Вот от этого наша жизнь радостнее и комфортнее становится, когда есть собственные, так скажем, новости. Поэтому, наверное, в принципе Главе республики надо решить, чтобы была поддержка.

Михаил Игнатьев:

– У Шумерли всегда есть деньги. Они пускай не лгут.

Наталья Григорьевская, телеканал «Новая реальность», г. Шумерля:

– Говорят, что нет.

Михаил Игнатьев:

Они так говорят. Там по земельным участкам, по имуществу надо наводить порядок, продавать через дополнительные аукционы, дополнительная должна быть. Вот мы подсказываем. Криминал мы вычистили, слава богу. Все эти предпринимательские сообщества там начинали, так сказать, монополизировать все эти отношения. Слава богу, вычистили всё это, это тоже радует, это тоже надо говорить. Касаясь отношений власти и отдельных предпринимателей, которые ближе к власти. Все в одинаковых равных условиях должны быть. Кто честный, кто ответственный, тот должен и дальше работать.

Владимир Тимофеев, Канашское ТВ:

– Хотел бы продолжить беседу коллеги в плане того, что освещение в СМИ деятельности руководителей администрации городов, но и, так как здесь много вопросов профильного характера затронуто, мне бы хотелось сказать, что в таком маленьком количестве работников профессионально преподнести очень трудно.

Для того чтобы осветить экономические вопросы, программы, нужен специалист в какой-то области, который понимает. Журналист может написать поверхностно и ввести в заблуждение наших же телезрителей, аудиторию.

В связи с этим хотелось бы сказать, что многообразие интернет-ресурсов  и жители республики теряют интерес к телевидению, потому что мы очень скудно преподносим. И, соответственно, они, получается, пользуются теми слухами, которые размещают в интернете. Вот.

Мне бы хотелось всё-таки же поддержать коллегу. То, что мы начинаем освещать в СМИ, хотя заключены муниципальные контракты, когда идут журналисты, уже главы администраций не пускают на те или иные совещания, потому что якобы закрытые. И тем самым срывают наши контракты, которые заключены. Есть такие моменты, с которыми мы сталкиваемся.

Вот что же делается в республике для поддержания местных СМИ? Как выйти из этой ситуации, по-другому? Мы готовы помочь донести.

Михаил Игнатьев:

– Касаясь темы «пускают – не пускают», Вы отдельно справку сделайте, потому что, когда предметно нужно выяснить причину, почему не пустили. Мы должны понимать, что бывают закрытые совещания, но они очень редкие, касаясь разных антитеррористических проявлений, экстремистских проявлений, касаясь государственной тайны. Есть такие совещания, протокольно они закрытые проходят. Но в основном, из 100 процентов 99,8% – открытые совещания. Поэтому для того, чтобы нам сказать или повлиять на все эти вещи, мы должны знать не только на словах о чём Вы сейчас сказали, но и предметно выяснить все эти обстоятельства.

Владимир Тимофеев, Канашское ТВ:

– В частности, когда идут совещания по ЖКХ в г. Канаше. Очень большие проблемы там в области ЖКХ. И вот, когда идут эти совещания, так как я получаю программу мероприятия, и вот соответственно я говорю: «Надо это снимать, это снимать». И журналисты приходят обратно, объясняя это тем, что их не пустили.

Михаил Игнатьев:

– Для работы возьмем, подскажем главе администрации. Вроде бы они там такие порядочные, так скажем, по компетенции вроде бы стараются, стремятся всё это делать. Поэтому здесь зафиксируем.

Касаясь государственной поддержки, вот мы в основном СМИ поддерживали и будем поддерживать. Я в целом скажу. У нас не было вообще ни национального телевидения, ни национального и родного радио. Сегодня работают? Работают. Вся территория Чувашской Республики покрыта. Это во-первых. Во-вторых, на всё это дело мы огромные средства выделили. На создание, на приобретение аппаратуры. Дальше сейчас через тарелки, через спутник чуваши, которые компактно проживают, на всей территории России и в Европе тоже смотрят. На это мы тратим по 500 млн рублей, да? Расходы на бюджет взяли, чтобы через интернет, через спутниковые тарелки они смотрели. Это тоже огромная государственная поддержка. Всё остальное на грантовой основе.

Но, касаясь интернет-ресурсов, конечно, сегодня коммуникации работают и телесюжеты, допустим, или телепередачи, которые вы делаете, когда они интересны, конечно, люди будут смотреть. И молодежь будет смотреть и т.д.

Как набрать или подобрать квалифицированных журналистов, компетентных журналистов –  это, так скажем, право каждого работодателя. И чтобы достойный уровень зарплаты был, и с точки зрения компетенции они могли понимать людей и подавать информацию в простой, доступной форме. Не протокольно, не сухо, тогда она будет неинтересна.

Поэтому Мининформполитики республики проводит и мозговые атаки, и встречи с главными редакторами районных журналов и газет, и на обучение отправляем. Всё это, конечно, в работе. Понятно, профессиональные журналисты в основном они уходят, уезжают в Москву, ряд других возможностей появляется, когда они спросом пользуются. Это постоянная такая работа, рынок труда регулирует все эти отношения. И с этой точки зрения мы должны подготавливать молодых людей. Касаясь ЧГУ им. И.Н. Ульянова, факультета журналистики, здесь они выпускают с одной стороны, но потом 50% из них по специальности не работают.

Тогда я говорю: «Зачем мы их готовим?» Сейчас ректорат и преподавательский состав на факультет журналистики тоже будет по-другому смотреть. Иначе мы будем терять былую славу факультета журналистики. Поэтому здесь важна подготовка наших молодых журналистов к этой работе. В отдельных случаях, когда молодые журналисты просятся, я беру их с собой во время своих визитов в районы. Пожалуйста, тут освещайте, приезжайте. Ну это реально важно. Когда они еще Главу республики увидят? Они рядом со мной, освещают. Понятно, что ещё может быть не хватает практики, не хватает квалификации, но это всё с определенным периодом времени нарабатывается. Вот такой ответ.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– Вы сказали, что зарплата по Чувашии никогда не достигнет среднероссийской. То есть стоит полагать, что проблема кадрового дефицита никогда не решится в сфере образования, медицины. Люди у нас уезжают по этой причине, что в Москве зарплаты выше.

Михаил Игнатьев:

– Посмотрим, давайте. Вы считаете, что мы по среднему размеру зарплаты догоним Россию?

Марина Иванова, «Аргументы и факты»: 

– Нет, я вас поэтому и спрашиваю, что если мы не догоним, то люди так и будут продолжать уезжать.

Михаил Игнатьев: 

– Будут уезжать.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»: 

– А вопрос кадрового дефицита тех же самых медицинских работников, педагогов?

Михаил Игнатьев: 

– Но кадровый дефицит и в Москве есть. Хотя там труд и высокооплачиваемый. В здравоохранении и образовании там тоже кадровый дефицит.В Москве работают не только из Чувашии. Москва высасывает рабочую силу из регионов Центрального федерального округа. Мои коллеги-губернаторы возмущаются. В отдельных регионах не хватает 40% медицинских работников. Это страшно! 40%. У нас 15% – дефицит. Москва высасывала рабочую силу и высасывает. Вот недавно дали информацию, что там средняя зарплата 98 тысяч рублей. Когда мы такого достигнем? Мы Москву никогда не догоним. Поэтому трудовая миграция была, есть и будет. Мы будем стремиться создавать рабочие места, закреплять кадры.

В электротехническом кластере специалисты могут получать 50–60 тысяч рублей. Высокий уровень зарплаты. И по расходной части у нас намного дешевле по сравнению с Москвой. Касаясь продуктов питания, касаясь остальных услуг в сфере потребительского рынка, – косметики, парикмахерских услуг, стоматологии. Сюда приезжают зубы лечить. Вот доходная часть, вот расходная часть. Плюс расходы на проживание. В Москве намного дороже. Там снимают квартиры, рассказывали, оплачивают не менее 20 тысяч рублей за комнату, а то и 30 тысяч рублей. Это же огромные расходы. Получил 60 тысяч, отдай половину за проживание. Здесь всегда можно поспорить.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– У нас зарплата в Чебоксарах и у тех же медиков, и педагогов, общая зарплата на достойном уровне. В малых городах на самом деле она намного меньше. В том же Новочебоксарке, районах республики, она намного разнится. Как с этим быть? На бумаге все красиво, средняя зарплата педагогов и медиков в малых городах намного меньше.

Михаил Игнатьев:

– Новочебоксарск не малый город, 125 тысяч населения.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– Но вот я насколько осведомлена по зарплате дошкольных работников,  воспитатели получают 15 тысяч максимум, тогда как у нас по республике 26 тысяч, больше 26 тысяч.

Михаил Игнатьев:

– Конкретно, чтобы ответили на этот вопрос нужна информация, ФИО и номер садика. Это, конечно, информация для служебного пользования. Насколько честно педагоги говорят, что они 15 тысяч получают?

Я назову средний размер по республике, врачи, они, конечно, работают еще по совместительству, средний размер 52 тысячи рублей. Средний медицинский персонал, младший медицинский персонал сегодня в равных условиях получают. Если средний размер зарплаты я назвал 28 тысяч, у них где 26 тысяч пятьсот рублей от трудовой деятельности средней по экономике.

У воспитателей где-то 24 тысячи рублей, у кого стаж есть. У кого стажа маловато, там есть эти стимулирующие коэффиценты. Но воспитатели детских садов, если 6 лет назад взять, они получали семь тысяч рублей.

Возмущение я слышу. Чтобы правду узнать, информацию перепроверим и вам дадим.

Елена Михайлова, газета «Прогород»:

– Что касается системы здравоохранения, то у нас в Цивильске не хватает узкопрофильных врачей, очень часто они приезжают из Чебоксар на несколько часов, но к сожалению,  времени хватает только на то, чтобы люди прошли медосмотр. Когда необходимо лечение, людей отправляют в Чебоксары. Скажите, пожалуйста, проблему кадрового голода в республике, особенно в районах, как ее можно решить?

Михаил Игнатьев:

– Кадровый голод есть по отдельным направлением здравоохранения. Но в сравнении с другими регионами мы выглядим лучше. Я еще раз говорю. Для разрешения этой проблемы работает программа «Земский доктор». Слышали.  Привлекают специалистов молодых, которые хотят жить и работать в сельской местности. «Земский фельдшер» – 500 тыс. рублей дают. Это ведь тоже принято буквально с этого года. Эти инструменты нам позволяют привлечь специалистов по компетенции в сфере здравоохранения. Но определенный дефицит и в сфере здравоохранения, и в сфере образования будет, потому что в реальной жизни кто-то переезжает, кто-то замуж выходит, кто-то на пенсию уходит. 100% идеального варианта не было и не будет.

Касаясь специалистов в Цивильске, там мы бывали не один раз, определенный кадровый дефицит разрешен. Какие-то проблемы остались. Направляют больных по маршрутизации в городские и республиканские больницы – это с одной стороны хорошо, и для этого мы сейчас транспорт купили, даже перевозим за счет бюджета по линии социальной защиты. Все здорово. Но когда вместо лечения, вместо оказания консультации у себя на месте отправляют и снимают с себя ответственность, надо, конечно, проверить и сделать соответствующие выводы. Этим мы занимаемся.

Обратная связь есть? Какого отделения касается?

– Лор, офтальмолог.

– За обратную связь спасибо.

Евгений Петров,  «Российская газета»:

– У меня вопрос по мусорной реформе. Чувашии стартовала с мусорной реформы, следующий этап – внедрение раздельного сбора мусора.  Есть такой пример, в Нижнем Новгороде принято постановление, что люди будут платить на 21% меньше за вывоз мусора, если они будут  складывать его в зеленые контейнеры. То есть власть стимулирует людей, чтобы они переходили на раздельный сбор мусора. У нас кроме увещеваний и уговоров что-нибудь будут делать? То есть мы на уровне каких-то норм будем стимулировать людей, чтобы они приобщали к раздельному сбору мусора?

Михаил Игнатьев:

– А мы готовы заниматься раздельным сбором мусора или не готовы?

Евгений Петров,  «Российская газета»:

– Понятно, что с одной стороны нужны контейнеры. С другой стороны, люди, которые будут в эти контейнеры складывать.

Михаил Игнатьев:

– Спасибо. Мы сами должны решить, готовы мы или не готовы. Мы можем любые нормативные документы принять, но нормативно-правовые документы не будут работать, когда люди психологически не готовы.  Работу надо проводить, начиная с детского сада. Воспитывать наших детей, наших школьников. Мы взрослые люди с одной стороны очень ответственные, с другой стороны психологически не готовы это делать. Как складывали в один пакет, так и будем складывать в один пакет, одно мусорное ведро.

Касаясь отходов, мы много сделали и по сравнению с другими регионами РФ в целом выглядим благополучно. В десятку лучших регионов России мы входим по работе с ТКО. И в городской местности, и в сельской местности. Это во-первых. Во-вторых, кто работает ТКО – это выгодный бизнес. В-третьих, раздельный сбор ТКО нужно осуществлять с учетом этих наработанных практик, лучших практик. Это частники, те предприниматели, которые занимаются перевозкой мусора, далее сортировкой, дальше раздельный мусор. А потом уже переработка.

Что касается доли коммунальных отходов, мировая практика говорит, что 70% ТКО предназначены для последующей переработки. Если есть последующая переработка, то экономика другая.  И тогда тарифы за сбор, утилизацию, переработку ТКО будут дешевле.

Но пока мы не готовы. Через год или два мы будем ли готовы, не знаю. В этой схеме должны участвовать частные предприниматели, которые способные все это организовать, убедить население. Конечно, мы должны для этого принимать нормативно-правовые документы. Где-то может бюджетные деньги выделим на это. А так для сведения по проведенным работам: 95% площадок уже введено в эксплуатацию, где стоят контейнеры, и 70% контейнеров установлены на площадки.  Нет в России такого региона, чтобы как мы сделали, включая сельскую местность.

Я с министром природы общался, остальные 30% контейнеров регоператор должен докупать. И установить на площадки в сельских поселениях. В городах лучше. Мы территорию Чувашской Республики полностью закрыли. Перевозчики перевозят, где контейнеров нет, установят к новому году, новый год будем встречать с хорошим настроением, так как с мусором справляемся.

Елена Михайлова, газета «Прогород»:

– Мы гордимся своей мусоросортировочной станцией. Федеральные каналы показывают. А что касается мусороперерабатывающего завода, это ведь продолжение нашего хорошего опыта.

Михаил Игнатьев:

– Завод построить нужны финансы. Это выгодный бизнес. Мы должны найти инвестора и предпринимателя, кто будет это организовывать. То есть 70% идет на переработку. Что такое переработка – это когда в конце на выходе появляется товары, которые продаются на рынке. Плиты, какие-то элементы для благоустройства спортивных площадок. Когда все это продается, экономика получается самодостаточной.  Предприниматель получает прибыль, выгоду – 1,5 млрд рублей, 2 млрд рублей. Есть регионы, которые мусоросжигательные заводы построили.  Но там тарифная составляющая дорогая. Мы на это не готовы, чтобы переложить тариф на население. Все это просчитывается, все расчеты будут публично обсуждаться, здесь секретов и тайн нет.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– В последнее время на повестке дня тема – строительство завода китайскими партнерами. Жители постоянно сетуют, не без поддержки депутатов.

Михаил Игнатьев:

– О чем говорят жители?

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– Что в Чебоксарском районе собираются строить. Но официальной информации нигде нет. Все-таки хотелось бы знать, будет ли у нас такой инвестор, партнер? И где все-таки разместится?

Михаил Игнатьев:

– Я тоже слышал, что мы продали земельные участки китайцам. Земли сельхозназначения иностранцам, хоть китайцам,  хоть итальянцам не имеем право продавать. Все эти сделки по продаже земель хозяйственного назначения, в соответствии с законами, будут ничтожные. Сделка превращается в ноль. Это, чтобы соблазна ни у кого не было, меньше было бы сарафанного радио о том, что кто-то кому-то что-то продал. Можно на эмоциях говорить, политизировать, зарабатывать дешевый авторитет тем же самым депутатам, но все это популизм.

Касаясь завода. Хоть китайцы, хоть другие, у нас 5 иностранных компаний работают, и  они плохо никому не сделали. Создали рабочие места. В Канаше немецкий предприниматель открыл фирму «Девелей». Майонезы и кетчупы продает даже за пределы РФ.  Создают они проблемы горожанам? Нет. Потом испанцы, потом  другие.

Мы должны понять – нам нужны инвесторы для создания новых высокотехнологичных производств или нет? Мы хотим увеличить уровень зарплаты или хотим также в нищете жить? И вот на эти вопросы отвечая, мы придем к тому, что нам нужны инвесторы, нам нужны производства, новые заводы.  Потому что на старых заводах мы не можем увеличить мощность и уровень зарплаты. И то, что отдельные депутаты на популизме хотят навязать свое мнение, что кто-то кому-то продал, выходят на митинг – они вводят людей в заблуждение. С одной стороны на официальных трибунах они говорят, что у нас 18% людей живет за чертой бедности, а как касается экономики, они другим языком начинают разговаривать.  Но люди-то умные, они не поддаются на популизм. Поэтому в перспективе, что у нас будет построен завод по переработке молочной и сельскохозяйственной продукции, я ничего плохого не вижу. А что касается экологии, то службы у нас работают, и ни китайцам, ни итальянцам не позволят нарушить нормы.

Китайцы высказывают недоумение, и если не создадим благоприятную среду, они могут уйти в любой другой регион ПФО и построить там завод. А мы останемся без инвестора, без рабочих мест. Потом, соответственно, будем чесать затылок, но будет поздно. В Порецком районе они обрабатывают земельные участки, бывшие земли завода, самые бедные песчаные земли.  Премьер-министр сейчас находится в Китае и обсуждает разные вопросы, в том числе и по строительству завода.

Для того чтобы вы понимали, как год мы заканчиваем, основные социально-экономические показатели Чувашской Республики, которые уже расчетно-прогнозно выполним.

Макроэкономические показатели все будут в динамике с плюсом к 2018 году. Индекс промышленного производства будет не менее 102%.  Вы знаете, что Тракторный завод заработал: и в Канаше, и все 3 площадки в городе Чебоксары. Уровень зарплаты на предприятиях Концерна составляет сегодня не менее 30 тыс. рублей. Понятно, на самом трактором заводе идет процедура финансового оздоровления. Это нисколько не мешает вести производственную деятельность новому инвестору «Трансмашхолдингу». Отдельные высказывания есть, что производство остановится, люди останутся без работы. Это неправда, ложь, клевета. Я даю вам официальную информацию. Я бывал на тракторном заводе не раз. Перспектива очень хорошая.

Обрабатывающее производство по итогам года будет примерно 103%. Это тоже хороший показатель.

Сельское хозяйство тоже в динамике будет с плюсом – 101,5% индекс физического объема. Отдельные сельхозтоваропроизводители сельхозпродукцию и продукты переработки сегодня продают на экспорт. Сегодня отдельные сельхозорганизации производят биржевой товар и продают  на экспорт на миллионы долларов.

Касаясь строительной отрасли – индекс будет 105%. По вводу жилья будет хорошая динамика с учетом переходящих запасов на уровне 107%. Касаясь жилья экономкласса, с учетом перехода строителей на эскроу счета, у нас  от общего объема строительства жилья в удельном весе 70% строят по старой схеме, около 30% – по новой схеме, это проектное финансирование. 

Касаясь доходной части консолидированного бюджета, динамика тоже положительная, по факту 113% идем, по году будет 115%. Межбюджетных трансфертов мы привлекаем на 25% больше к факту 2018 года. Это говорит о том, что с Правительством РФ, с федеральными органами исполнительной власти РФ выстроили хорошие взаимоотношения. Эффективно управляем общественными финансами и бюджетом. Мы входим в десятку лучших регионов России по эффективности управления общественными финансами, включая госдолг Чувашской Республики. Его мы снижали и снижаем, и во все параметры по соглашению вписываемся.

Это дает нам возможность привлечь на 25% больше средств. Это и инвестпрограммы, касается и строительства детских садов, школ, объектов здравоохранения. Сегодня посетили поликлинику. Это мощная поликлиника, практически дворец здравоохранения. В первой декаде декабря 2019 года будем вводить ее в эксплуатацию. По другому говоря, пополнение доходной части консолидированного бюджета позволяет нам выполнить все взятые обязательства, включая социальную политику.

На социальную политику в этом году направляем почти 14 млрд рублей. Это тоже огромные средства, которые направляются на поддержку ветеранов, малообеспеченных семей, многодетных семей, сирот, всех категорий, которые в наших программах участвуют. Здесь очень важно выполнить взятые обязательства вовремя и в полном объеме. Сбоев не должно быть.

Касаясь детских садов, задавали вопросы, касаясь программы «Вместе жить, вместе строить», мы построили 44 детских сада. В этом году строим 16. В этом году уже ввели три. Итого получается 60 детских садов за последние годы. Это почти на 11 тыс. мест для наших детей. Родители смогли выйти на работу. В следующем году в параметрах бюджета заложили строительство еще 9 детских садов. Ничего не останавливается, дальше строим. Будет 70 новых современных детских садов.

Строим школы. В следующем году современная инновационная школа с элементами цифровизации на 1 тыс 600 мест будет введена в Новом городе. Это школа со стадионом. Это будет школа самая лучшая, даже будет лучше, чем в «Волжском-3». Можете передавать молодым семьям. Школы есть. Дворы, спортивные площадки. Надо рожать детей. Если этого не будет, ситуация будет другая.

Касаясь учреждений здравоохранения, у нас в программе есть – и поликлиники и другие учреждения здравоохранения в шаговой доступности в микрорайонах будем строить. Где открывали новые микрорайоны в городе, везде есть учреждения здравоохранения, не только стоматологические кабинеты. В шаговой доступности, не надо никуда далеко ходить. В шаговой доступности и спортивные сооружения. Гости, когда приезжают, радуются. Несколько мероприятий провели. Кто-то хочет сходить в бассейн, 10–15 минут ходьбы и бассейн. Мы этого не замечаем. Гости замечают, потому что у них этого не хватает.

Все это позитивные показатели.

Касаясь ответа по Шумерле, население, жители многоквартирных домов г. Шумерли задолжали 54 млн рублей. Это огромные средства. На эти деньги можно построить одну хорошую современную блочно-модульную котельную. Жителям можете передать. Долги надо заплатить.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– В продолжение темы образовательных учреждений.  У нас много старых детских садов, в которых требуется ремонт.

Михаил Игнатьев:

– Вы были в  садике №163?

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– Нет.

Елена Михайлова, газета «Прогород»:

– Мы были. На образование выделяются солидные  деньги. Может вместо цифровизации на банальные вещи важнее выделять средства?

Михаил Игнатьев:

– Касаясь цифровизации, роботизации – молодежь хочет. Мы не можем не создавать эти условия. Касаясь капремонта детских садов советского периода, которые не ремонтировали капитально 40–50 лет, мы приняли ответственное волевое решение – я подписал Указ. Дополнительно предусматриваем выделить 3,4 млрд рублей. На капитальный ремонт в сфере образования – 1 млрд 200 млн рублей, 1 млрд рублей – для учреждений здравоохранения, 500 млн рублей – на объекты физкультуры и спорта, 200 млн рублей – на сферу ЖКХ для обеспечения качественной питьевой водой. В частности, в Чандрово, никогда качественной питьевой воды не было, в этом году выделили огромные средства и жители Чандрово получат воду. Кроме того, 500 млн рублей дополнительно на объекты культуры. 

Мы в теме. Будем вместе с вами отслеживать, контролировать, как муниципалитеты будут расставлять приоритеты. Для того чтобы было понятно всем, отмечу. Мы выделяем средства муниципалитетам. Муниципалитеты должны расставить приоритеты. В один год все отремонтировать не можем. Программы расписаны. Приоритеты не мы расставляем, приоритеты расставляют муниципалитеты. Потому что все школы и садики в муниципальной собственности. За муниципальную собственность отвечают  органы местного самоуправления согласно закону. Мы в теме. Влияем на эти процессы. Хотим быстрее отремонтировать.

Родион Архипов, Национальное радио Чувашии:

– Я бы хотел немножко перевести в другую сторону. Мы все говорим о том, что все в социальной сфере, где-то какие-то трудности и так далее. Но ведь есть еще такие имиджевые моменты в республике, которые нужно где-то в чем-то обязательно поддержать. Вот что касается спорта – у нас легкая атлетика всегда была таким своеобразным коньком. У нас Анжелика Сидорова отлично, просто триумфально выступила. Мы все порадовались за нее. Конечно, это успех. Но она сама, мне кажется, этот успех не особо почувствовала, потому что не дали ей ни гимн послушать в честь ее победы, ни водрузить флаг… Это все-таки ее личная, скажем так, маленькая, хотя я думаю, что и немаленькая даже, трагедия. Это все на фоне допингового скандала. Опять же нас, нашу республику втравливают во что-то неприятное. Каким образом из этого выйти? Ваше видение этого вопроса? Потому что, я еще раз повторяю, легкая атлетика – это всегда был наш конек, наша гордость.

Михаил Игнатьев:

– Это наши традиции. Тем более доступный вид спорта. Вы правильно говорите. Это, во-первых. Во-вторых, на чемпионате мира по легкой атлетике не только Анжелика Сидорова пострадала, и все другие спортсмены Российской Федерации, которые защищали честь России без флага, без гимна. В-третьих, все надежды, конечно, есть, что они будут участвовать в Олимпиаде в 2020 году. А касаясь Анжелики Сидоровой, конечно, равных нет в мире на сегодняшний день. Когда все вопросы спорного характера будут сняты с повестки дня, когда сборная команда РФ по легкой атлетике и другие спортсмены будут участвовать, мы рассчитываем, что Анжелика Сидорова будет олимпийским чемпионом. Кто-то,  наверное, этого боится, какие-то страны, а то, что она уже показала самый лучший результат – это успех, это заслуга тренеров, заслуга самой Анжелики. Она же ежегодно сюда приезжает, участвует на разных мероприятиях. Показывает, демонстрирует, как нужно просто любить этот вид спорта и добиваться таких результатов.

Меня поздравлял Виталий Леонтьевич Мутко, соответственно, вице-премьер, которые курирует спортивные достижения. Показали мы ему, как на набережной, в открытой местности проводим эти соревнования – прыжки с шестом. Они рады и счастливы, вся команда спортсменов.

Касаясь допинга, понятно, у нас тоже проблемы возникли. Сегодня спортсменов мы защищаем и подключили специалистов, которые знают международную судебную практику, как все нужно разрешить и обеспечить чистоту наших спортсменов.

Конечно, мне тоже дискомфортно, когда такие чемпионки без гимна, без флага получают свои достойные места, а в итоге дальше порыва души нету. Национальной темы здесь нет. Мы, Россия – многонациональная страна. Поэтому здесь будем мы максимально помогать, оказывать содействие нашим спортсменам. Те, которые в списке оказались, сейчас проходят проверочные мероприятия. Там дело не в допинге, нарушили процедуру применения наши спортсмены-легкоатлеты. Поэтому мы в теме здесь. Дальше будем защищать интересы наших спортсменов, чтобы тень не падала. Необоснованная тень  или грязь необоснованная  не полилась в целом на Чувашскую Республику и легкоатлетов Чувашской Республики.

Дмитрий Новак, газета «Грани» город Новочебоксарск,:

– Новочебоксарск – территория опережающего социально–экономического развития. Это еще рабочий тезис, или все уже заглохло? Потому что тема вроде бы вышла на пик, мы об этом говорили, но что сейчас происходит? Есть поступления в этот элитный, так сказать, разряд?

Михаил Игнатьев:

– На сегодняшний день, вы знаете, город Новочебоксарск, как моногород уже получал инвестиции и в федеральные, и в региональные инфраструктурные проекты. Открывали производства: новый завод по производству сантехники Roca – мировая компания, которая имеет в Новочебоксарске две площадки. У мировой компании Roca в России вообще шесть заводов, три завода у нас: один в Чебоксарах, два – в Новочебоксарске. 

Дальше один единственный мощный завод по производству солнечных модулей в России и вообще в Европе – это завод «Хевел» в Новочебоксарске. Это тоже мировая компания. В России нет другого такого завода. Завод по производству солнечных модулей «Хевел» входит в пятерку лучших мировых заводов и перспективы очень хорошие.

Плюс предприятие «Химпром» сегодня выпускает товары химической промышленности, востребованные за пределами Российской Федерации. Это очень важно.

Плюс, касаясь малого и среднего бизнеса, здесь и межкомнатные двери, и мебель –  сегодня люди научились делать и делают.

А касаясь дальнейшей перспективы по приданию статуса территории опережающего социально-экономического развития – это уже новый статус, как у города Канаша. Мы сегодня лоббируем свои интересы. Федеральные министерства нас поддержали. Мы совместно с предпринимательским сообществом по тем проектам, которые они защищают, должны доказать, что все резиденты, все предприниматели, которые берут на себя обязательства, выполнят свои обязательства по реализации этих проектов. Иначе у нас получится так: статус мы получим, резиденты, как в Канаше, которые обещали семь миллиардов вложить, потом почти все соскочили, кроме «Аурат-СВ», которые производят сегодня коагулянты для сферы ЖКХ. Остальные сослались на закредитованность, на другие проблемы, и нам приходится сейчас заниматься поиском новых резидентов. Хотя есть статус территории опережающего социально-экономического развития. Этот статус очень льготный для предпринимателей. В первые пять лет налог на прибыль – 5% вместо 20%, вторые пять лет на втором этапе – плюс 5%, это 10%. Третьи пять лет – это 15%, а потом только на 20%. То есть в течение 15 лет налог на прибыль будет льготным.

Кроме этого, отчисления от фонда заработной платы вместо 30% – 7,4%. Это в четыре раза меньше. По–другому говоря, налог на прибыль в 4 раза меньше в первые пять лет, отчисления практически на период, который статус получают предприниматели, резиденты, это самые льготные условия.

Поэтому все возможности в перспективе есть получить статус ТОСЭР городу Новочебоксарску. Правильно нужно освещать, меньше популизма, больше реальных дел. И все у нас получится.

Предприниматель Вексельберг в модернизацию, в диверсификацию производства на территории Химпрома готов вложить до 7 млрд рублей. Это огромные средства. Но рядом с Химпромом мы 1 ноября будем открывать тепличный комбинат на первом этапе. Стоимость данного проекта 6,5 млрд рублей, и новые рабочие места – не менее сто человек появляются для наших молодых специалистов. И 19,5 тысячи тонн овощей получит потребительский рынок в перспективе. Огурцы вкусные. Это теплицы пятого поколения. Помидоры сладкие, как японцы называют помидоры – это фрукты. Вот такая продукция там будет производиться. Кто хочет работать, в очередь можно выстраиваться.

Сабина Вишневская, Новочебоксарское кабельное телевидение:

– Еще одна проблема новочебоксарцев – это отсутствие кинотеатров в большом понимании. Мим-театру «Дождь», конечно, выделяют большие деньги, есть такой культурный центр, куда можно сводить детей. Им обещали здание. Говорили даже, что выделят им какие-то средства на это. Но в итоге, когда мы спрашивали на открытии сезона директора об этом, то он ушел от этой темы и сказал, что мы там привели все в нормальный вид, чтобы начать ремонт. То есть они там просто убрались, видимо, беспорядок остался от прошлых владельцев. Сейчас окна забиты, все досками обложено. В итоге, в Год театра мы ждали, что будет какой–то культурный центр, но в итоге – мы без ничего. Хотелось бы узнать, в каком состоянии сейчас этот процесс? Администрация города говорит, что всё одобрили, всё будет, выделены деньги, а дальше все встало.

Михаил Игнатьев:

– Плохо. Это же отдали одному из депутатов городского собрания, я там разборки проводил. Сколько мусора, сколько всего там было, сорняки и так далее. 

У нас для открытия кинозалов есть соответствующие средства. Мы по республике открыли, для учета, 15 кинозалов. И в Алатыре, и в Шумерле, и в Канаше, а Новочебоксарск у нас опять отстал. Почему? Потому что когда это имущество передавалось в аренду, оно передавалось с нарушениями и ряд других вопросов. Но у вас же ДК Химик есть – хороший зал. Почему там не хотим? Почему уходим в наиболее проблемные объекты, где очень сложно на сегодняшний день разрешить? У Ольги Викторовны уточню.

Сабина Вишневская, Новочебоксарское кабельное телевидение:

– ДК Химик занимается концертной деятельностью. Туда приезжают, проводят концерты. Поэтому киносеансы невозможно проводить с той регулярностью, как в Чебоксары. И жители молодого возраста, в основном, вынуждены ездить в Чебоксары.

Михаил Игнатьев:

– Могу сказать, что это правда. Потому что здесь не может быть такого двойного: и концерт, и кино. Отдельно должно быть. Беру этот вопрос для работы, потому что сейчас однозначного ответа нет. Как мы вырулим, деньги на открытие кинозала, на оснащение светосигнальным оборудованием – то, что нужно мы деньги реально можем выделить. Я могу это гарантировать. 

А касаясь всех этих имущественных отношений. Эти вопросы непростые, с одной стороны – вот вроде бы кружка чая, ее взял, переставил. А там имущество, которое принадлежит городу, в муниципальной собственности, оно передано и в итоге споры остались. Там невозможно взять и куда-то переставить.

Конечно, кинозал нужен. Я «за», я поддерживаю. И чтобы там молодежи было интересно и всем тем, кто там проживает.

Ксения Кошкина, газета «Прогород»:

– Там и оборудование не предназначено для просмотра кино. Нет кресел, звук не тот.

Михаил Игнатьев:

– Предприниматели должны открывать. В Алатыре там один из предпринимателей создал свой кинозал – это же тоже окупаемо. Билеты бесплатно никто не раздает, билеты продаются. И кинозалы заполнены на сегодняшний день. Хотя есть телевидение, есть интернет у всех, но люди идут. Это очень важно. 

Евгения Ярукова, ГТРК «Чувашия»:

– В кукольном театре баснословный ценник. Многодетные мамы не могут платит такие деньги..

Михаил Игнатьев:

– Вопрос актуальный. У нас для многодетных семей соответствующие скидки должны быть.

Евгения Ярукова, ГТРК «Чувашия»:

– Семья не многодетная – двое детей.

Михаил Игнатьев:

– Тогда семья не подпадает под категорию. Посмотрим саму стоимость билетов – обоснована она или нет. Если касаться тех семей, где один ребенок или двое, включая маму, то мы должны эти выпадающие доходы с бюджета выплачивать кинотеатру. Ну, или кукольному театру в данном случае. Здесь нам нужно расчеты посмотреть – для работы я взял. 

Николай Коновалов, газета «Хыпар»:   

– Реконструкция М7 и ВСМ – ясность по этим дорогам есть?

Михаил Игнатьев:

– Касаясь ВСМ – вы слышали, но в заблуждение нельзя вводить. Вместо ВСМ по маршруту Москва – Казань и дальше до Екатеринбурга будет строиться Москва – Санкт-Петербург. Просчитали количество туристов, европейские врата – Санкт-Петербург. Посчитали, что экономически выгоднее строить такую дорогу.

Касаясь нас, реконструкция М7 обязательно будет проводиться. Три полосы движения в одну сторону, три полосы движения в другую сторону. В 2024–2025 годах дороги на нашей территории, где узкие места, одна полоса движения, возьмем, к примеру, Лапсары – Кугеси, все они будут реконструированы, чтобы исключить пробки, которые есть. К примеру, в Нижнем Новгороде, где недавно я был, все дороги широкие, в отдельных местах уже три полосы. Здесь ни у кого сомнений быть не должно.

Касаясь дороги с Канаша: Европа – Западный Китай. С учетом того, что денег не хватает, от Москвы дорога будет реконструирована до Владимира, дальше реконструкция будет проведена – по три полосы до Канаша, а с Канаша пойдет на Казань. Это для перевозки грузов большегрузными машинами. Там уже проектирование начато, торги будут проведены. На разных участках будут параллельно строить. В 2024 году эта дорога будет введена в эксплуатацию. А с Канаша дорога пойдет в сторону Ульяновска и Самары. Со временем между Канашом и Владимиром новая дорога для перевозки грузов большегрузными машинами с Европы на Китай будет построена. Может, к 2030 году – я не могу точно сказать.

Касаясь третьего транспортного полукольца, 148 млн рублей выделено на проектирование. Проектирование дороги ведется. Предварительная расчетная стоимость 17 млрд рублей. Предварительно эта трасса одобрена Минэкономразвития РФ. В Минтранспорта в связи с тем, что ПСД нет, на словах сказали, что поддерживают, но документа нет, поэтому без документа там разговаривать сложно. Получив эти средства, в перспективе третье транспортное полукольцо будет введено в эксплуатацию.

Пробки максимально будут сняты. Конечно, по стоимости очень дорого, потому что очень много коммуникаций. Это касается частных земель, ряд у них вопросов. Но дорога нужна, чтобы разгрузить Чебоксары, поэтому огромные средства выделены – в перспективе все это надо будет делать.

Ксения Кошкина, «ПроГород»:

– Горожане рады, что автобусы сменяются автобусами средней вместимости. Но возник вопрос, что приходится ждать дольше. Планируется ли закупка дополнительно автобусов?

Михаил Игнатьев:

– На сегодняшний день во многом проблемы сняты с повестки дня. Многие вопросы, которые были на начальном этапе транспортной реформы, сняты. Мы организовали обратную связь. По тем маршрутам, где люди на самом деле не могли доехать на работу, потом возвращаться с работы с учетом оптимизации маршрутов. Но отдельные вопросы остались. Наша задача – проводить хронометражи с учетом пассажиропотока в часы пик – в утренние, дневные часы, потом в вечерние часы, в выходные дни потому что в убыток себе никто не будет работать. И с этой точки зрения максимально учесть мнение населения, пассажиров, горожан. Тогда будет меньше споров, тогда многие вопросы мы разрешим.

Касаясь автобусов. Автобусы большой вместимости позволяют снимать напряжение на остановках. Если раньше в микроавтобусах за место можно сказать дрались, и ДТП отчасти на постоянной основе – сегодня эти вопросы сняты. И культура пешеходов, водителей автобусов должна быть лучше. И с точки зрения оптимизации и с точки зрения периода времени ожидания между автобусами по разным маршрутам – это только на основе хронометражей. Кто–то что-то говорит, может быть, три минуты постоял, а вот я долго стою – это только на эмоциях. Поэтому мы со стороны органов власти создаем условия, городские власти тоже очень много сделали, чтобы снять эту социальную напряженность. Любая реформа болезненно воспринимается. Я помню, как микроавтобусы, которые зарабатывали деньги по серым даже схемам, протестно относились к переменам – чуть ли не до митингов доходило. Все это же в истории осталось, идет нормальный режим работы и перевозки пассажиров. Это наша задача. Касаясь ветеранов, горожан, мы через наши программы выплачиваем субсидии ежемесячно без сбоев и там на перевозку, определенные суммы расходов мы субсидируем.

И если у вас есть какая-то информация, где-то надо проворить, мы всегда гибко работаем. Есть соответствующая бригада – с выездом на место проверят, посмотрят, проведут соответствующие проверочные мероприятия – кто прав, кто неправ. А потом сделаем соответствующие выводы. Если где-то на каком-то маршруте надо докупить автобусы или дополнительно поставить один-два-три автобуса – это реально возможно сделать.

Надежда Яковлева, Национальное телевидение Чувашской Республики:

– Было бы удобно, если бы был единый проездной билет.

Михаил Игнатьев:

Проведите опрос, исследование. Мы можем решение принять, сделать проездные билеты единые – но будет ли востребовано. Если будет востребовано – будет продаваться.

Марина Иванова, «Аргументы и факты»:

– В Новочебоксарске отремонтировали дорогу в промзоне, благодаря экономии средств удалось отремонтировать еще один участок. Поток большегрузных машин большой, светофор не работает. В администрации города ответили, что нет на это денег. Неужели цена такая высокая?

Михаил Игнатьев:

– Должностные лица не доглядели. Когда мы дорогу делаем – мы же комплексно решаем: и перекрестки, и касаясь безопасности. Я там был во время строительства, общался с горожанами, дачники рады и счастливы. Появился тротуар. Дорога для перевозки разных грузов тоже появилась. Это же речной порт, БОС – годами была страшная дорога. То, что сделали – это здорово. Но светофор – это вопрос безопасности. И мы должны доделать. Мы ответ дадим, нужно выяснить. Денег нет и не будет – это хороший ответ. Но мы так не привыкли отвечать. Мы занимаемся поиском, находим и разрешаем эти вопросы. Нам нужна такая обратная информация от вас. Чтобы проблем не было для горожан.

Николай Коновалов газета «Хыпар»:

– На «ЮРМЕ» сменился собственник. Завод по переработке так и не построили нам. А перед новым собственником поставили условие, что он должен построить? И вообще с «Чувашским бройлером» нахлебались, да, когда пришлый собственник был? А тут опять со стороны пришли. Не боимся?

Михаил Игнатьев:

– Что делать? Раз своих нет опять? Проблема же в долгах.  У «Юрмы» перед банком были кредитные линии, субсидируемые за счет бюджета. Соответственно банк искал инвестора, не столько даже мы, понятно мы тоже давали соответствующую информацию, там налоги, зарплата работникам.  Купил «МЕГАМИКС» – это крупная компания, которая занимается производством кормов, кормовых добавок, комбикормов для птицеводства прежде всего. Им 20 лет. Они научились миллиарды зарабатывать, молодые люди. Я с ними встречался. Одно из принципиальных условий мы поставили – завод по переработке птичьего помета ввести в эксплуатацию. Они на себя взяли обязательства, в течение полутора лет этот завод должен заработать. Они состоятельные люди, финансовые средства есть, своих управленцев, менеджеров они сейчас назначили. Но и динамика по объемам производства, по настроению в трудовом коллективе намного лучше, чем было допустим пару месяцев назад. Рассчитываем, что мощность самой птицефабрики 60 тысяч тонн мяса птицы в год, реально они выполнят эти показатели через полтора-два года. Это мясо птицы будет продаваться по всей территории РФ.